“Читая Книгу”. О Входе Господнем во Иерусалим

Слушать аудиофрагмент передачи.

Евангелие от Иоанна, из главы 12.

За шесть дней до Пасхи пришел Иисус в Вифанию, где был Лазарь умерший, которого Он воскресил из мертвых.
Там приготовили Ему вечерю, и Марфа служила, и Лазарь был одним из возлежавших с Ним.
Мария же, взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира.
Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал:
Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим?
Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали.
Иисус же сказал: оставьте ее; она сберегла это на день погребения Моего.
Ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда.
Многие из Иудеев узнали, что Он там, и пришли не только для Иисуса, но чтобы видеть и Лазаря, которого Он воскресил из мертвых.
Первосвященники же положили убить и Лазаря,
потому что ради него многие из Иудеев приходили и веровали в Иисуса.
На другой день множество народа, пришедшего на праздник, услышав, что Иисус идет в Иерусалим,
взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: осанна! благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев!
Иисус же, найдя молодого осла, сел на него, как написано:
Не бойся, дщерь Сионова! се, Царь твой грядет, сидя на молодом осле.
Ученики Его сперва не поняли этого; но когда прославился Иисус, тогда вспомнили, что так было о Нем написано, и это сделали Ему.
Народ, бывший с Ним прежде, свидетельствовал, что Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых.
Потому и встретил Его народ, ибо слышал, что Он сотворил это чудо.

ОТЕЦ М. КОЗЛОВ: Сегодня мы слышали с вами рассказ апостола-евангелиста Иоанна о том, как за семь дней до своего Воскресения и до своего страдания за пять Господь входит в град Иерусалим, в свой Святой город, о котором говорили пророки, входит как царь, входит, совершив величайшее чудо накануне исцеления четверодневного мертвеца Лазаря. Входит, встречаемый криками людей: «Осанна в вышних! Благословен грядущий во имя Господне». «Осанна» значит «спасение», с Неба. Его встречают дети, искренне радующиеся, просто жители Иерусалима, постилающие свои одежды по пути. Люди находятся в том состоянии восторга, которое иногда посещает нас, и в котором человек, как в некоторые моменты своей жизни, становится выше самого себя. Ведь они не были такими, эти жители Иерусалима. Они ждали от Иисуса из Назарета другого. На самом деле они знали о нем, что он не обещает им земного царства, что не обещает прогнать римлян, не обещает установить социальную справедливость и назначить хороших чиновников, победить коррупцию, вообще сделать так, чтобы хорошим стало лучше, плохие были наказаны, и стал бы в Иерусалиме, в Иудее рай земной. Он говорил совсем о другом. Он, конечно, исцелял их больных, проповедовал им нравственный закон, утешал обещанием жизни вечной, но никогда ничего не обещал здесь, на Земле. Но в этот момент всеобщего единения и восторга они об этом забывают. Так бывает, скажем, в акте творчества, который, может быть, более знаком какой-то части из нас, когда человек в самом акте становится выше того, чем он является на самом деле. Неслучайно многие художники, музыканты, авторы кинопроизведений, когда их спрашивают об истолковании того, что они сделали, говорят вещи достаточно плоские и беспомощные, а в акте творчества становятся выше самого себя. Так мы знаем, что люди нравственно, мягко говоря, средние могут писать произведения нравственно перерождающие поколения и поколения читателей. Это именно потому, что в акте творчества человек становится выше самого себя. Вот нечто подобное, только в неизмеримо большей мере было и с жителями Иерусалима, встречавшими Иисуса из Назарета, входившего в их город на ослике. Но мы не должны забывать, что этот дар свыше, эта возможность оказаться больше, чем я есть на самом деле, одновременно налагает на нас и ответственность. Потому что пройдет неделя, и можно, вместо «Осанна в вышних», кричать «Распни, распни Его» и «Кровь Его на нас и на детях наших». Это тем страшнее, что прикосновение к великому и святому было дано душе этих людей. То же самое и в аналогии, которую мы с вами проводили. Человек, которому до озарения свыше в человеческих отношениях, в его профессиональном делании, в его социальном служении потом, возвращаясь в обычную жизнь, не имеет права существовать так, как если бы этого не было. С другой стороны, в сегодняшнем Евангелии, видя людей, жителей Иерусалима, и думая о их ответственности, сопоставляя их с нами, мы не должны забыть о том, что главным, о ком говорит это Евангелие, является Господь наш Иисус Христос, который входит в свой город именно как царь. Ветхозаветные пророки говорили, что служение Мессии, обетованного Избавителя человеческого рода, должно соединить в себе три главных пути. Он пророк (и господь Иисус Христос много предрек человеческому роду), он первосвященник (и он стал первосвященником, который не только принес жертву, но и сам явился жертвой) и он царь. Это удивительное царство. Царство, в котором никто ни к кому ничем не принуждается. Царство, в котором повелителя приветствуют добровольными восклицаниями и радостью малых сих и ненавистью великих мира сего. Это царство, в котором нет и не может быть попрания человеческого достоинства и торжества внешней грубой силы. Поэтому сегодняшнюю нашу встречу я бы хотел закончить, прочитав стихотворения Тимура Кибирова, которое говорит о том, кто такой царь, о котором в сегодняшнем Евангелии от Иоанна мы с вами слышали рассказ.

Их-то Господь – вон какой!
Он-то и впрямь настоящий герой!
Без страха и трепета в смертный бой
Ведет за собой правоверных строй!
И меч полумесяцем над головой,
И конь его мчит стрелой!

А наш-то, наш-то – гляди, сынок –
А наш-то на ослике — цок да цок —
Навстречу смерти своей.

А у тех-то Господь – он вон какой!
Он-то и впрямь дарует покой,
Дарует-вкушает вечный покой
Среди свистопляски мирской!
На страсти-мордасти махнув рукой,
В позе лотоса он осенен тишиной,
Осиян пустотой святой.

А наш-то, наш-то – увы, сынок –
А наш-то на ослике — цок да цок —
Навстречу смерти своей.

А у этих Господь – ого-го какой!
Он-то и впрямь владыка земной!
Сей мир, сей век, сей мозг головной
Давно под его пятой.
Виссон, багряница, венец златой!
Вкруг трона его веселой гурьбой
— Эван эвоэ! – пляшет род людской.
Быть может, и мы с тобой.

Но наш-то, наш-то – не плачь, сынок –
Но наш-то на ослике — цок да цок —
Навстречу смерти своей.

На встречу со страшною смертью своей,
На встречу со смертью твоей и моей!
Не плачь, она от Него не уйдет,
Никуда не спрятаться ей!

Сегодняшнее Евангелие было прочитано Дарьей Куликовой.

Запись опубликована в рубрике Публикации с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.