Проповедь в Неделю 13-ю по Пятидесятнице, о злых виноградарях

Евангелия от Матфея, 21:33-42

Выслушайте другую притчу: был некоторый хозяин дома, который насадил виноградник, обнес его оградою, выкопал в нем точило, построил башню и, отдав его виноградарям, отлучился. Когда же приблизилось время плодов, он послал своих слуг к виноградарям взять свои плоды; виноградари, схватив слуг его, иного прибили, иного убили, а иного побили камнями. Опять послал он других слуг, больше прежнего; и с ними поступили так же. Наконец, послал он к ним своего сына, говоря: постыдятся сына моего. Но виноградари, увидев сына, сказали друг другу: это наследник; пойдем, убьем его и завладеем наследством его. И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили. Итак, когда придет хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями? Говорят Ему: злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои. Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Это от Господа, и есть дивно в очах наших?

Притча о злых виноградарях. Кодекс Ауреус Эптернаценсис; Около 1035-1040

Притча о злых виноградарях. Кодекс Ауреус Эптернаценсис; Около 1035-1040

Сегодняшнее Евангелие о злых виноградарях можно и нужно рассматривать и в аспекте историческом, и в аспекте пророческом, и в аспекте нравственно-педагогическом, то есть относящемся к каждому из нас непосредственно.

В историческом аспекте Господь, говоря эти слова, отсылает и Своих слушателей, и нас с вами к тому, что происходило в Ветхом Завете, когда иных из пророков побивали камнями, иных изгоняли из сообщества ветхозаветного Израиля, одного перепилили деревянной пилой, другого убили возле жертвенника. Достаточно открыть книги Священного Писания Ветхого Завета, чтобы понять, что пророческое служение, напоминание людям о Боге и Его правде, высшей, чем человеческая правда, никогда не приносило в этой земной жизни бонусов и преимуществ. Это всегда был огромный риск как минимум, с точки зрения человеческого существования, а чаще всего тягота и мука, так что самим пророкам оно давалось очень нелегко.

В плане пророческом, вторая часть притчи указывает на то, что произойдет с Иерусалимом вскоре после того, как иудеи и римляне предадут на смерть Господа Иисуса Христа. И действительно, мы знаем, что пройдет три с небольшим десятилетия после крестных голгофских страданий Спасителя и Его Воскресения, и город Иерусалим после иудейской войны будет взят войсками императора Тита и разграблен. Тысячи людей будут убиты, десятки тысяч уведены в рабство. А еще через несколько десятилетий император Адриан сотрет Иерусалим с лица Земли, и некоторое время вместо него будет существовать римское поселение Элия Капитолина. Только в последующие века Иерусалим будет восстановлен в полной мере.

Но, конечно же, мы не можем и не должны ограничить прочтение сегодняшнего евангельского текста только как отсылку к ветхозаветным временам и воспринимать его исключительно как некий укор иудеям, многократно пытавшимся тяжелое иго веры в истинного Бога сбросить с себя и ограничиться только воспоминанием о тогда будущих, а для нас уже довольно давних событиях, связанных с историей Иудеи, Римской империи, святого города Иерусалима в первом веке после Рождества Христова. Конечно, эта притча ставит очень важный вопрос, дает нам очень важное напоминание о причинах и природе неприятия в иных случаях людьми, обществом, государством, культурой вестников чистоты, истины, Божьей правды, то есть иной нормы и иных принципов жизни, чем те, по которым этот мир обычно существует.

И сегодняшний евангельский рассказ есть указание на то, что так было от века и нет никаких оснований предполагать, будто что-то может здесь измениться. Христос отчетливо говорит, что когда придет хозяин винограда, предаст злых виноградарей лютой смерти, а виноградник отдаст другим работникам, которые будут отдавать ему плоды во время свое.

В другом месте Священного Писания есть знаменательные слова, взятые, в частности, Л. Н. Толстым в качестве эпиграфа своего великого романа: «Мне отмщение, Аз воздам» (Рим, 12:19). Они означают, что конечное отмщение, воздаяние и установление справедливости, то есть правого миропорядка во всемирном масштабе – дело Божие. И оно реально осуществится в эсхатологической перспективе, когда земные несовершенства прекратятся, Бог будет всяческое во всех, произойдет то, к чему отсылает и сегодняшняя притча и о чем в других местах Евангелия Христос говорит подробнее, иными словами, то, что мы называем Страшным Судом, который будет соединением Божьей милости и Божьей правды. Ибо Страшный Суд не следует воспринимать как некую аналогию уголовному процессу, тем более несовершенному уголовному процессу. Не следует его воспринимать и как всеобщую амнистию. Страшный Суд будет тем конечным самоопределением человека, которое выявится перед лицом Божией правды. Если во время земной жизни в человеке, как у этих виноградарей, стало господствующим желание убить напоминание о вечности, Боге, правде Божией, и оно дошло даже до убийства человека, то в вечности Бог не будет переделывать человека. Человек уже выбрал свой путь и если не покаялся, итог будет таков, как у описанных св притче виноградарей.

Но в надежде на изменение и раскаяние человека Церковь Христова никогда ни в своем каноническом праве, ни в своем внутреннем законе, ни во внешнем праве не выступала за принцип непротивления злу, за отказ от соразмерного, разумного и адекватного содеянному здесь, на Земле, наказания. Потому что если верить в вечность серьезно и исходить из того, что сказанное в Евангелии не метафора, а правда, то лучше человеку претерпеть нечто на Земле, но зато прийти к вечности с выплаченными долгами, с исправленными ошибками, покрытыми собственными трудами, в иных случаях даже собственными страданиями, которые претерпеваются за те страдания, беды и несчастья, которые ты причинил другим людям. И поэтому Церковь знает каноны, то есть церковные законы, которые наказывают прелюбодея, или вора, или священнослужителя, который допустил невольное убийство, в том числе невольное убийство на колеснице, или автоколеснице, как это имеет место в современной жизни, и за это лишается сана. И Церковь не отвергает того, что если гражданское наказание соразмерно и справедливо, то лучше человеку с духовной поддержкой, с внутренним направлением в сторону покаяния и изменения (не из мести, а из надежды на его улучшение) потерпеть это наказание здесь, чем оказать ввергнутым в геенну огненную в вечности.

Протоиерей Максим Козлов

Запись опубликована в рубрике Публикации с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.