Патриарх об образовании, учебе и пастырстве

19112016bg0720 ноября Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу исполняется 70 лет. Ко дню рождения Предстоятеля мы собрали из разных выступлений его высказывания об образовании, духовных школах, организации учебного процесса и задачах, которые стоят перед пастырями. Для размышлений и вдохновения.

Глубоко убежден, что национальная образовательная система не может устраняться от духовного и нравственного воспитания личности. Только сильные духом и чистые сердцем люди справятся с проблемами, стоящими перед современным миром. И не нужно бояться признаться себе и окружающим в том, что религиозная и нравственная мотивация накрепко взаимосвязаны для большой части людей в России и мире.

(Выступление на открытии XVII Рождественских чтений 15 февраля 2009 года)

…у Церкви и светской педагогики, по большому счету, одна задача: воспитать не только знающего и работоспособного человека, но и полноценную личность, живущую осмысленно и одухотворенно, имеющую нравственное измерение своих слов и дел, приносящую пользу не только себе, но и ближним, равно как и своему Отечеству.

(Выступление на открытии XVII Рождественских чтений 15 февраля 2009 года)

Я постоянно учусь, и это не какая-то заезженная общая фраза. Мне этот процесс обучения доставляет огромное наслаждение — я люблю слышать голоса людей, узнавать разные взгляды на жизнь, я пытаюсь сопрягать этот разноречивый хор человеческих мнений с тем, что происходит в моем сердце, в моем разуме. Думаю, что без этого я не произнес бы ни одного слова, которое стоило бы внимания.

(Выступление в прямом эфире украинского телеканала «Интер 28 июля 2009 года)

В каком-то смысле образование — это способность человека постоянно учиться, постоянно возрастать. И вот для нас с вами, для людей, посвятивших себя Церкви, главная задача — это уметь прочитывать слово Божие. Иногда бывает так: читаем текст, а потом берем какой-нибудь комментарий XVII-XVIII века и пересказываем. А этот комментарий никого не убеждает! Из уважения слушают: «Да, конечно. Правильно». А сердца не захватывает, глаза не горят у людей, они не цитируют священника, который старые комментарии повторяет в своей проповеди. Поэтому научиться читать тексты, исходя из современного контекста, — это очень важная задача. Она предполагает постоянное обучение — нужно постоянно, каждый день читать и слово Божие, и святоотеческие тексты, и богословскую литературу. Когда мысль не движется, она начинает костенеть, а закостенелая голова не способна производить ничего такого, что могло бы увлекать людей.

(Сказано на встрече с духовенством Днепропетровской епархии 24 июля 2010 года)

Познавательная ценность обучения должна органично сочетаться с воспитательной функцией. Это единственный путь к цельности мировоззрения взрослеющего человека. Только так мы воспитаем людей, которые смогут созидать, изобретать, принимать решения, основанные на Божественных заветах и опыте культуры

(Выступление на открытии XX Международных Рождественских чтений 23 января 2012 года)

Конечно, образование получать надо, и хорошо, когда женщина, чувствуя в себе соответствующие способности, делает, как говорят, карьеру. Мы видим замечательных женщин и в правительстве, и среди ученых, дипломатов, руководителей производства. В каких-то сферах женский ум оказывается более проницательным, чем мужской, и мужчины это сознают и отдают должное женским способностям. Поэтому закрывать для женщины возможности светской карьеры, будь то научной или любой другой, только из-за того, что она женщина и должна стать матерью, было бы неправильно.

Но неправильно также, чтобы карьера деформировала ценностные установки девушки или женщины. А ценностная установка заключается в том, что нужно, если будет на то Божие благословение, вступить в брак и создать семью. А когда это происходит, то женщине работающей и муж, и родственники должны помогать в воспитании детей, но и она не должна воспитание детей относить на периферию своей жизни, — мол, я очень занята, я президент в банке, мне не до ребенка, я его отдам няне или воспитателям». Сейчас это становится все более и более модным, особенно в состоятельных семьях, — вот это, конечно, грех отступничества от материнского призвания.

Женщина, которая берет на себя ответственность за воспитание ребенка, должна понимать, что на определенное время эта обязанность становится абсолютно приоритетной, как и хранение семьи.

(Ответы Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с молодежью на II Международном православном студенческом форуме 13 октября 2016 года)

О духовном образовании

19112016bg08

Для того, чтобы организовать работу, нужен специалист. Вот почему перед нашими учебными заведениями сегодня стоит задача подготовки не только священников и богословов, но и церковных социальных тружеников, образовательных работников — катехизаторов.

(Выступление в ходе встречи с духовенством Тульской епархии 12 марта 2009 года)

 Приезжаешь иногда в монастырь, спрашиваешь: сколько насельников закончили семинарию — оказывается, меньшинство. Спрашиваешь иеромонаха, почему не хочет идти в семинарию. А он отвечает: “Да зачем она мне нужна, эта семинария? ” У него нет потребности в богословских знаниях, а отсутствие этих знаний порождает различного рода предрассудки. Мы знаем, что иногда из монастырей проистекают какие-то совершенно чудовищные, опасные для жизни Церкви идеи. В этом нет ничего нового — и в древности тоже часто ереси шли из монастырей, и у истоков еретических движений древности были ревностные монахи, архиереи, даже Константинопольские Патриархи. Поэтому правильное духовное и богословское образование монашествующих, и, что самое главное — реальный опыт духовной жизни во многом являются залогом процветания Церкви, ее духовного здоровья, здоровья всего нашего общества

(Выступление в ходе встречи с духовенством Тульской епархии 12 марта 2009 года)

Подвиг ученых монахов имеет огромное значение для воспитания молодежи и для продвижения богословской науки, поскольку люди в монашеском звании, отдающие себя школе, призваны полностью посвящать себя этому великому труду. Ученым монашеством всегда была крепка Духовная академия, будь то Петербургская, Московская, Киевская или Казанская. Всегда оплот школы составляли иноки, жизнь свою посвятившие отечественной богословской науке и воспитанию юношества

(Слово в Санкт-Петербургской духовной академии 3 апреля 2009 года)

Я не представляю, каким еще способом можно воспитать сегодня достойного пастыря, способного говорить с современным обществом, передавать ему Евангельское послание, защищать свои убеждения, делать их понятными для других, жить глубокой религиозной жизнью, кроме как через прохождение школы благочестия в наших духовных школах.Я хотел бы от всего сердца пожелать вам всем приобщиться к этому, поверьте мне, прекрасному опыту. Если человек не овладевает им в этих стенах, то просто теряет время зря. Если студент, воспитанник, воспитанница берут на себя обязательства овладеть основами интеллектуальной и духовной жизни, то можно отменять службу дежурных помощников инспекторов и не смотреть на часы, проверяя, когда он или она пришли из города. Все будет правильно устроено, потому что внутри каждого будет свой собственный инспектор, который будет подсказывать, можно ли потратить время понапрасну или этого делать нельзя

(Слово в Санкт-Петербургской духовной академии 3 апреля 2009 года)

Духовная школа – это школа и студентов, и преподавателей; это единая семья, и ведь так было все десять лет, что я имел счастье здесь служить. Нам с вами многое нужно сделать и правильно устроить, – подчеркнул Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. – Я обращаюсь в первую очередь к Владыке Амвросию, профессорам и преподавателям славной Санкт-Петербургской Духовной школы, к вам, мои дорогие студенты. Кроме нас эту задачу никто не решит, и мы с вами не можем уклоняться от ее решения, потому что у нас просто нет времени. Годы студенчества, учебы – это прекрасное время роста, и дай Бог, чтобы рост был интенсивным, чтобы он был зримым, в первую очередь, для самих возрастающих, дабы каждый день приносил пользу, менял что-то в сознании и в сердце. И тогда мы будем сильнее потока массовой информации, тогда наши убеждения будут сильнее всех искусственных стереотипов

(Слово в Санкт-Петербургской духовной академии 3 апреля 2009 года)

Духовное образование, его конкретные формы должны определяться не внешними привходящими обстоятельствами и мотивами, не сентиментальными, часто псевдоблагочестивыми рассуждениями, а очень ясным целеполаганием, исходя из фундаментальных задач церковной жизни и служения.

(Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на совещании ректоров духовных учебных заведений Русской Православной Церкви 13 ноября 2009 года)

Образование является сквозной темой, проходящей через все практически наши заседания. Это свидетельствует о том, что образование в Церкви является очень важным приоритетом. С решением проблем, стоящих в этой области, мы связываем и совершенствование пастырской работы в Церкви, и, может быть, в первую очередь, изменения в сознании наших детей и молодежи

(Слово на заседании Высшего Церковного Совета 31 октября 2016 года)

Задачи духовного образования

1911201611

задачей духовной школы должна быть подготовка кадров священнослужителей. Но что это означает? Возможно ли уподобить подготовку священнослужителей воспроизводству кадров в какой-нибудь светской отрасли, скажем, в области науки или производства? На мой взгляд, нет, и вот почему. Здесь присутствует очень важная богословская предпосылка: потому, что воспроизводство кадров в Церкви — это, говоря по существу, и есть передача церковного Предания от поколения к поколению. Да, бесспорно, Предание есть веяние Духа Святого в Церкви, но Церковь — организм Богочеловеческий, в ней осуществляется синергия Божественной благодати и человеческих усилий. И не всегда, увы, далеко не всегда человеческое усилие оказывается достойным Божественного призвания.

Вот почему духовное образование имеет самое непосредственное отношение к сокровенным глубинам бытия Церкви — это одна из важнейших задач. Это не вторичное дело; богословское образование — в самой сердцевине церковной жизни. Мы передаем Предание. Кто является хранителем Предания? — Епископат. Посредством чего люди, которые в будущем становятся архиереями, входят в этот поток Предания? — Через богословское образование. Поэтому пренебрежительное отношение к богословскому образованию (не декларируемое — никто не говорит, что это не нужно — а внутреннее: «Главное сейчас батюшек иметь достаточно, образование — это потом») — вот это внутреннее презрительное отношение к богословию как одному из обязательств правящего архиерея надо пересматривать, потому что от уровня нашего богословского образования, от того, что есть богословское образование, зависит, в конце концов, сама передача Священного Предания Церкви.

Церковь определяет, каким должен быть священник, свидетельствует об идеале, образце. Но даже сама эта задача, конкретное определение идеала в данных исторических обстоятельствах уже является элементом целеполагания в сфере духовного образования. Таким образом, задача духовного образования — не только «воспроизводство священников», как «воспроизводство инженеров», но и воспроизводство идеала, или, говоря языком светским, знаний, умений, навыков, компетенций, необходимых черт характера, состояния души.

(Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на совещании ректоров духовных учебных заведений Русской Православной Церкви 13 ноября 2009 года)

Духовное образование немыслимо без церковной науки, без богословия, без церковной мысли, без серьезных научно-методических трудов.  А почему, собственно говоря? Да потому, что без богословия мы можем начать передавать, по слову апостола Павла, бабьи басни (1 Тим. 4:7) вместо подлинного церковного Предания. Ведь так же и происходит, когда бабьи басни становятся частью местного предания и не отсекаются, потому что нет способности отсечь одно от другого, отделить одно от другого. На этой почве и рождаются ереси и расколы, когда бабьи басни становятся в сознании людей частью предания, когда они поставляются в центр Благовестия.

Именно богословская, ясная и трезвая церковная мысль должна быть важнейшим инструментом церковного целеполагания в сфере духовного образования. Духовная школа и ее научно-педагогическое ядро должны уметь методически адекватно выделить то важнейшее в догматическом, литургическом, мистическом, аскетическом, каноническом, миссиологическом и иных аспектах Предания, что должно быть усвоено будущим священнослужителем.

(Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на совещании ректоров духовных учебных заведений Русской Православной Церкви 13 ноября 2009 года)

Перед преподавательским корпусом духовных школ, церковными учеными предлежит большая духовная и творческая задача — обеспечить преемственность живого Предания Церкви, преемственность текстов, смысл которых проясняется Духом, и преемственность Духа, поддерживаемого живыми текстами. Нельзя замыкаться в отвлеченном академизме: если мы не можем применить святоотеческое Предание в сегодняшней ситуации — значит, мы не усвоили Предание. Значит, мы схоласты по мышлению; значит, у нас богословие в одном кармане, а реальная жизнь — в другом; значит, не происходит стыковки одного с другим. Вот почему должна быть обеспечена постоянная связь церковной науки с церковной практикой, с реальной жизнью Церкви; вот почему богословие должно развиваться, в первую очередь, как ответ на все те вопрошания, как теперь говорят, вызовы, которые жизнь к нам обращает. Это сложная задача, но решаемая — в этом меня убеждает опыт разработки Основ социальной концепции нашей Церкви, потому что концепция создана именно как богословский ответ на вызовы времени.

(Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на совещании ректоров духовных учебных заведений Русской Православной Церкви 13 ноября 2009 года)

Мы должны воспитывать не рабов и не бунтарей, но свободных и одновременно ответственных людей. Свобода не означает распущенности — свобода должна быть, прежде всего, свободой внутренней, свободой во Христе. Мы должны быть уверены, что все ограничения и тяготы приемлются священнослужителем как ограничения, взятые на себя осознанно и добровольно. Это осознание добровольного принятия на себя креста должно быть присуще каждому священнику, потому что в каком-то смысле крест принимается уже самим желанием стать священнослужителем. Дисциплина должна быть в первую очередь самодисциплиной, а послушание иерархии должно осуществляться не из страха, а как осознанное и твердое следование Преданию, как сохранение древнего богоустановленного строя Церкви. Это не современные иерархи выдумали каноническую дисциплину и подчинение священника епископу, это принцип от самого Господа, он лежит в основе церковной жизни, и каждый священник должен это ясно понимать; каждый семинарист должен понимать, еще до того как он принял хиротонию, что он вступает на путь послушания.

Совершенствование учебно-воспитательного процесса должно иметь своим итогом то, что мы должны получить выпускников, которые не просто что-то слышали и знают о духовном и богословском Предании Церкви. Они должны жить и развиваться внутри этого Предания. Будущим священнослужителям необходимо привить навык постоянного и притом самостоятельного самосовершенствования в изучении Священного Писания и церковного Предания. Вот почему огромное значение имеет в духовном образовании самостоятельная работа: она прививает самостоятельность, ответственность и, конечно, развивает творческое мышление.

(Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на совещании ректоров духовных учебных заведений Русской Православной Церкви 13 ноября 2009 года)

Семинария должна готовить пастырей со степенью бакалавров. Некоторые семинарии, имеющие больший потенциал, могут предоставлять своим учащимся возможность проходить начальную научную специализацию, получая степень магистра. Академии же и равные им учебные заведения должны стать местом, где готовят специалистов и исследователей по отдельно взятым дисциплинам. Обучение в них должно завершаться написанием полноценных научных исследований

(Сказано в ходе Архиерейского совещания 2 февраля 2010 года в Храме Христа Спасителя)

Духовные школы должны быть полностью признаны государством и обществом — как современные конкурентоспособные развитые научно-интеллектуальные гуманитарные центры, которые готовят не просто когорту священников, но академически образованных гуманитариев. Именно к такому результату должна привести образовательная реформа

(Выступление на заседании Высшего Церковного совета 23 июня 2013 года)

Образование vs благочестие?

Благочестие и культура, вера и образование — это не альтернативы, вот что нужно понять. Нельзя культуру противопоставлять благочестию, а веру нельзя противопоставлять образованию. Это противопоставление недопустимо. Вера, церковность, благочестие — это абсолютно необходимые требования. У будущего священника должны быть еще и соответствующие душевные, интеллектуальные и даже физические качества. Еще раз повторюсь: речь не идет о том, что мы должны предпочитать благочестию образование и способности. Абитуриент должен обладать и тем, и другим. Если мы будем брать в семинарии троечников, посредственностей, двоечников, людей с отклонением от психической нормы, миссия Церкви будет провалена, эти люди будут неспособны обращать к Церкви сердца современных людей. Церковь снова останется Церковью для малообразованных людей, для тех самых бабушек, которым ни английский, ни патрология не нужны. Церковь не станет Церковью всего народа, а сегодня наша задача заключается в том, чтобы Церковь была Церковью всего народа. Это не значит, что бабушки должны быть дискриминированы в нашей церковной общине, но это значит, что Церковь должна быть нацелена на работу со всеми, в том числе с бабушками, но и с людьми современными, малоцерковными, критически относящимися к Церкви.

Скверно образованные, некультурные люди слишком часто становятся людьми антикультурными, обскурантами, защищающими и оправдывающими свой низкий образовательный и культурный уровень зилотством и показным благочестием.

(Доклад на Епархиальном собрании духовенства г. Москвы 23 декабря 2009 года)

О реформе духовного образования

Совершенно очевидно, что богословское образование, несмотря на ту реформу, которая имела место в 1990-е годы, до сих пор не вышло на тот уровень, который можно было бы признать удовлетворительным. Подготовка кадров, в первую очередь священнослужителей, сегодня требует определенной коррекции. та коррекция диктуется самой жизнью. Если в прежние времена Церковь находилась в общественной изоляции, то сейчас священник, помимо того, что он пастырь и совершитель Таинств, еще и общественно значимая фигура. Эту роль священника особенно ясно чувствуешь в селах, в деревнях, в небольших районных центрах, где священнослужитель входит в число наиболее влиятельных людей

(Сказано в ходе встречи с российскими и зарубежными журналистами в Чистом переулке 15 апреля 2009 года)

Наши духовные школы как раз и есть те места, где готовится закваска духовной жизни нашего общества. В этом смысле на них — большая ответственность. Апостол Петр говорит: «Пасите Божие стадо, …охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду» (1 Петр. 5:2-3). Этими богодухновенными словами должна быть пронизана вся система нашего духовного образования, ибо в реализации этого поучения заключается ее подлинный смысл.

(Выступление на заседании Высшего Церковного совета 23 июня 2013 года)


О государственной аккредитации

Сейчас мы озабочены вопросом государственной аккредитации духовных учебных заведений, что по многим причинам становится необходимым, ― подчеркнул Предстоятель. ― Человек, изучающий богословие, вступающий на путь служения Церкви, не должен себя чувствовать изгоем в обществе. Он не должен быть ущемлен в своих правах только лишь потому, что государство по каким-то причинам не признает дипломов о высшем богословском образовании.

(Сказано в ходе встречи с российскими и зарубежными журналистами в Чистом переулке 15 апреля 2009 года)

Методики образования

Наверное, самая большая ошибка нашей школы состоит в том, что мы мало пишем, мало самостоятельно излагаем на бумаге свои мысли. Сейчас, в век интернета, очень часто подготовка сочинений сводится просто к переписыванию информации из всемирной компьютерной сети. Однако нужно научиться самостоятельно мыслить, анализировать прочитанное, излагать свои мысли и устно, и письменно. Такая работа над самим собой требует много времени, и если отдаваться этой работе, то не будет времени на пустоту, на праздное и опасное для души времяпрепровождение. А если эту творческую созидательную работу соединить с молитвой, с реальным религиозным опытом, то духовная школа станет поистине школой мысли и школой духа.

(Слово в Санкт-Петербургской духовной академии 3 апреля 2009 года)

Больший упор необходимо делать на самостоятельную работу студентов под контролем и при руководстве со стороны преподавателей; студентов нужно прежде всего “учить учиться”, прививать им практические навыки исследовательской работы с текстами, написания собственных текстов, владения методологией научной работы. В семинарии богословское и нравственное формирование воспитанников должно проходить при активном участии преподавателей и классных наставников. В академиях необходимо усилить связь между студентом и научным руководителем

(Сказано в ходе Архиерейского совещания 2 февраля 2010 года в Храме Христа Спасителя)


О науке

1911201610

Говоря о духовно-нравственных основах и путях развития науки, образования и культуры, мы  должны ясно и с полной ответственностью понимать, что у нашего народа вообще нет будущего, если наука и образование не станут национальными приоритетами…У нас нет достойного будущего, если настоящая культура будет влачить жалкое существование на фоне расслабляющей вакханалии масскульта, — подчеркнул Предстоятель Русской Церкви. Мировой опыт свидетельствует: лишь те страны, в которых науке и образованию уделяется должное внимание, могут сохранить свой суверенитет и успешно развиваться

Полагаю, что Русская Православная Церковь должна помочь государству и обществу в координации научных, творческих и просветительских усилий. «Богу — Богово, а Ньютону — ньютоново» — такой принцип поведения недавно предложен нам известным интеллектуалом Виталием Третьяковым. Речь идет, наверное, о том, что Церковь не должна покушаться на естественнонаучное знание и на институт рационального образования. И мы можем принять этот принцип, но при одном непременном условии: должен быть обязательно соблюден основополагающий принцип иерархии ценностей, когда на первом месте безусловное и непререкаемое «Богу — Богово».

Исходя из такого миропонимания, православные христиане должны быть всегда открыты к диалогу и сотрудничеству с окружающим миром, в том числе с педагогами, людьми науки и культуры. Об этом ясно сказал и Поместный Собор, призвавший пастырей и мирян «развивать диалог с окружающим обществом, включая гражданские объединения, мир науки и культуры.

(Выступление на открытии XVII Рождественских чтений 15 февраля 2009 года)

Сегодня задачей общецерковного значения является создание научно-богословской школы. Прикладная роль богословия как в образовании, так и в поиске ответа на актуальные вопросы церковной жизни может развиваться лишь на прочном академическом фундаменте. Следует создавать все необходимые условия для ведения научной работы в духовных академиях и иных церковных учебных заведениях. Такая работа должна рассматриваться не как личное дело преподавателей, а как неотъемлемая часть их церковного послушания. И по этой работе также будет оцениваться деятельность преподавателя

(Доклад на Архиерейском соборе 2 февраля 2011 года)

Научная академическая традиция учит не торопиться с обобщениями. Замечательная традиция. Многие ошибки, происходившие в прошлом и происходящие сегодня, имеют своим истоком именно стремление обобщить как можно быстрее, без специального исследования всего наличного материала, без попытки сделать вдумчивые критические выводы. Это особенно опасно, когда возможные обобщения касаются непростых вопросов, к каковым, без сомнения, относится и вопрос взаимоотношений религии и науки. Тема очень важная уже потому, что религия является феноменом огромного значения для большинства жителей планеты, как и наука является ключевым феноменом, обеспечивающим поступательное научно-техническое развитие современной цивилизации. Рассматривая этот вопрос, следует остерегаться упрощенных интерпретаций, с которыми, к сожалению, мы сталкивались в недалеком прошлом. Так, утверждалась обязательная борьба религии и науки из-за якобы непримиримого антагонизма между ними.

(Слово Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с учеными в Сарове 1 августа 2016 года)

Можно сказать, что религия, наука и искусство — это разные способы постижения мира и человека, познания мира человеком. У каждого из них свой инструментарий, свои методы познания, они отвечают на разные вопросы. Наука, например, отвечает на вопросы «как» и «почему». Религия — на вопрос «для чего». В центре религиозного познания — проблема смысла жизни и отношения к смерти. Если наука занята вопросом о том, как на земле появилась органическая жизнь, то религия — для чего появилась жизнь. Наивно прочитывать книгу Бытия как учебник по антропогенезу, но равно контрпродуктивно искать в учебниках по биологии или физике ответ на вопрос о смысле жизни.

(Слово Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с учеными в Сарове 1 августа 2016 года)

В мире интенсивного развития технологий, основанных на научном знании, чрезвычайно важна нравственная ответственность ученых. Несколько десятилетий назад, говоря о возможных опасных последствиях научного прогресса, мы имели в виду прежде всего ядерные технологии. Но теперь возникли острейшие проблемы, связанные с биотехнологиями, бурным развитием информационных технологий, созданием виртуальных реальностей, формированием всеобъемлющих баз данных, контроля и учета людей, недолжное использование которых может поставить под угрозу свободу человека и его гражданские права.

Важно понимать: сама тема последствий научно-технологического развития безусловно имеет нравственную составляющую. Она неразрывно связана с представлениями о добре и зле, со способностью различать вред и пользу. И здесь — естественное поле объединения усилий науки и религии.

(Слово Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с учеными в Сарове 1 августа 2016 года)

О пастырстве

1911201609

Не приклонится милость к священнику, который считает, что он должен ждать, пока к нему народ придет, что его служение должно замыкаться только в пределах храма, что все остальное его не касается. Поэтому мы должны очень серьезно воспринять удивительные слова Господа, которыми завершается Евангелие от Матфея: Шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына, и Святого Духа (Мф. 28. 19). В семинариях во время занятий по экзегетике мы обращали внимание на фразу крестите во имя Отца и Сына, и Святого Духа, толковали эту часть текста, но никогда не обращали внимание на слово «идите» — идите и научите все народы. Спаситель не сказал ученикам: сидите там, в Галилее, к вам придут люди, вы крестите их, и все будет в порядке. Он велел: идите и научите. Если мы сегодня хотим научить наш народ, то должны пойти к нему…Сила слова всегда связана с силой молитвы, — свидетельствует Святейший Патриарх. — Священник не может проповедовать, используя какие-то схоластические приемы и схемы… Душа человека откликается на проповедь, когда он чувствует, что священник, говорящий нечто, сам это пережил. Если вы говорите от своего опыта, если это ваши мысли, соединенные со святоотеческими творениями, со словом Божиим, — то ваше слово становится убедительным…Мы должны понять, что не только суббота, воскресенье и праздники — рабочие дни для священника. А почему бы не оставить понедельник для встреч с одинокими пожилыми людьми, вторник — для встреч с молодежью, в среду, например, — с молодыми людьми, которых называют «неблагополучными»… Если ядром приходской жизни будет богослужение и молитва, а вокруг него будет формироваться образовательная и социальная деятельность, то приходы у нас станут центрами не только богослужебной, но и общественной жизни.

(Выступление в ходе встречи с духовенством Тульской епархии 12 марта 2009 года)

Пастырский визит не означает только учительство. Вообще, пастырство — это процесс двусторонний. Если пастырь закрывается от своей паствы, если чувствует самодостаточность, если исповедует ложное убеждение, что он альфа и омега и носитель конечной истины, то у него прерывается контакт с паствой, его слово перестает быть притягательным, на это слово уже не обращают внимания.

(Выступление в прямом эфире украинского телеканала «Интер 28 июля 2009 года)

Христос пришел для всех. Он был носителем собственной субкультуры, но Он никогда не связывал принадлежность к этой субкультуре с возможностью принять Его слово. Ведь перед апостолами стояла огромная проблема, когда им нужно было выйти за пределы иудейского, еврейского мира и пойти к язычникам, с которыми евреи не общались даже в быту, — это была иная культура, иной образ мысли, иная философия жизни. Это был колоссальный вызов христианской общине — многие говорили, что этого делать не надо, что нужно остаться со своим народом и бороться за его духовное возрождение. И в 51 году апостолы собираются в Иерусалиме на первый Собор, чтобы разрешить эту жизненно важную проблему (см. Деян 15). И они избирают путь служения всему миру. Они не связывают христианский религиозный выбор с культурным выбором — они распространяют свое слово на весь мир.

Думаю, что это пример всем нам. Почему мы должны ограничивать свое слово рамками православной субкультуры? Конечно, мне очень комфортно говорить с людьми, принадлежащими к той же культуре, что и я. Гораздо труднее говорить с теми, кто принадлежит к другой культуре не только с точки зрения стиля одежды или способа самовыражения, но и по образу мысли. Проповедь, обращенная к носителям другой субкультуры, всегда требует переосмысления своих убеждений, обновления своей преданности Христу. Она требует огромной внутренней работы, и, может быть, не всегда современный священник готов к такой работе, когда нужно как бы наступить на горло своей собственной песне, когда в другом человеке, совершенно ином, шокирующем своим внешним видом, нужно вдруг увидеть паству — того, к кому должно быть обращено слово Божие.

На этом пути есть и определенные соблазны. Ведь желание иметь контакт с молодежной субкультурой вообще присуще старшему поколению, особенно политикам. Иногда для того, чтобы стать понятными молодежи, взрослые дяди и тети начинают на себя примерять эту молодежную субкультуру — выходят в молодежные аудитории, взмахивают руками, произносят какие-то слова на молодежном сленге, одеваются так, чтобы выглядеть «своими». Все это — мимикрия, лицемерие.

Нужно оставаться самим собой. Я готов разговаривать с молодежью, но я не сниму для этого рясу и не оденусь так, как вы сейчас одеты. Не потому, что у меня есть какие-то предрассудки в отношении такой одежды, а потому, что это моя культура, я ее носитель. Но внешние различия не могут разделять людей настолько, чтобы у них разрушались коммуникативные отношения — для священника это просто трагедия. Вот почему сегодня к Церкви обращен огромной силы вызов, в том числе со стороны молодежи. Нужно находить возможность говорить с молодыми людьми таким образом, чтобы в их категориях мысли и в их культурных категориях передавать им вечное слово Божие.

(Выступление в прямом эфире украинского телеканала «Интер 28 июля 2009 года)

…требоисправление, оторванное от Предания, да и от благочестия, превращается просто в предоставление религиозных услуг за соответствующую плату. Но самое печальное то, что этот «идеал» возникает у горе-семинариста не на пустом месте — он видит определенные подтверждения своей теории в церковной жизни. Такой «идеал» священника смертельно опасен для Церкви. Зачем требоисполнителю-наемнику социальная работа? Зачем миссия? Зачем образование? Зачем жертвенное служение людям? Да, в конце концов, даже жертвенное служение Богу? Я, конечно, привожу самый крайний пример. Но ведь все мы сталкиваемся с такими примерами.

(Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на совещании ректоров духовных учебных заведений Русской Православной Церкви 13 ноября 2009 года)

Священнослужитель должен быть человеком, в том числе, высокой светской культуры, он должен иметь хороший вкус, уметь видеть красоту. В этом присутствует и миссионерский императив, и пасторологический, и собственно церковный. Когда мы говорим о светской культуре, об общем образовании, которое также необходимо для священника, то относим сюда и филологическую подготовку, знание языков древних и новых, без чего очень сложно сегодня заниматься богословием.

(Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на совещании ректоров духовных учебных заведений Русской Православной Церкви 13 ноября 2009 года)

Результативность трудов клирика следует измерять не по количеству совершенных треб в храме или по вызову. Эффективность пастырской деятельности измеряется тем влиянием, которое совершенное таинство окажет на жизнь пасомого или пасомых. Подводя личный итог своего церковного года, священник должен уметь честно ответить себе на вопрос: сколько крещенных мною людей воцерковились или оказались на пути к воцерковлению, скольких женщин я сумел отговорить от совершения аборта?

(Доклад на Епархиальном собрании духовенства г. Москвы 23 декабря 2009 года)

У каждого священника должно быть законченное богословское образование. Да, мы иногда рукополагаем до того, как человек семинарию закончил; но все это нужно восполнять соответствующими знаниями.

(Сказано на встрече с духовенством Тверской епархии 1 июня 2010 года)

Нельзя говорить «от ветра главы своея». Нельзя выходить на амвон, не зная, что сказать людям. Нельзя ни в коем случае уповать на какой-то свой опыт или на то, что можно пересказать проповедь прошлого года или еще чью-то проповедь. Вот самое важное, братия: нужно готовиться к каждому слову, которое мы произносим людям, к каждому слову! Нам кажется, что это слово могут слышать лишь немногие, стоящие перед нами, но нам неизвестно, в какие аудитории, в какие дома, в какие коллективы, в какие семьи это слово может быть принесено.

(Сказано на встрече с духовенством Днепропетровской епархии 24 июля 2010 года)

Когда человек приходит к священнику, то ему кажется, что священник не имеет права на ошибку. Человек на исповеди нас слушает так, как будто мы истина в последней инстанции. И каком-то смысле это правильно, потому что если священник говорит не от себя, если он говорит на основе слова Божия, то он действительно передает человеку Божественную истину. Но ведь ее можно передать убедительно или невнятно, аргументировано или так бледно, что она не вызовет никакого интереса! Поэтому найти способ передачи Божественных слов, способ передачи Предания Церкви — это самая важная задача; очень многое зависит от того, как мы говорим, какие категории мысли и какие слова мы используем. (…) Вот для того, чтобы наше слово всегда было актуальным, чтобы мы могли передавать слово Божие людям убедительно, нужно, чтобы оно самими нами было в глубине сердца прочувствовано. Поэтому, когда вы читаете Евангельские и апостольские тексты, когда вы готовитесь к проповеди, старайтесь все время думать: а что это сегодня может означать для людей? Ставьте все время этот вопрос, представляйте себе инженера на заводе, ученого, преподавателя, журналиста, крестьянина, обычного прихожанина с его скорбями, с небольшой пенсией, с заботами, с хлопотами, с семейными проблемами, разводами, изменами, со всем, с чем современный человек постоянно живет, с чем он борется, — с этой стихией мира, которая его захватывает. И тогда вдруг неожиданно для самих себя вы почувствуете, что этот текст помогает понять, что происходит с современным человеком, он открывает какую-то очень важную грань современной жизни, открывает смысл этой грани, помогает вам понять жизнь и дать людям правильный комментарий, чтобы вооружить их словом Божиим.

(Сказано на встрече с духовенством Днепропетровской епархии 24 июля 2010 года)

Сегодня священство несет большую ответственность не только за состояние дел в Церкви, за состояние дел в приходах — оно несет ответственность за духовное состояние всего народа, а значит, за благополучие нашей страны. А потому горизонты священнослужителей должны расширяться. Священник должен оценивать свою работу не только в соответствии с техническим состоянием храма — отремонтирован храм или нет, восстановлен или не восстановлен; не только по количеству людей, приходящих в храм; не только по числу причастников. Священник должен оценивать свою работу по нравственному состоянию народа, которому он служит.

(Выступление в Белгороде 16 сентября 2011 года)

Священник призван быть разносторонне развитым человеком, ведь он общается с людьми разных профессий и с каждым должен уметь говорить на его языке. Поэтому считаю важным развивать сотрудничество с естественнонаучными вузами, приглашать их профессоров читать лекции в наших учебных заведениях. Со своей стороны мы также готовы, откликаясь на соответствующие просьбы, читать лекции или даже курсы в тех светских вузах, включая вузы технические, у которых есть интерес к получению сведений о современной богословской науке.

(Выступление на заседании Высшего Церковного совета 23 июня 2013 года)

…самый сильный ответ Церкви — это соучастие в жизни людей, это молитва, это совершение Таинств. Я знаю духоносных старцев, к которым приезжают иногда за советами высокоинтеллектуальные люди. И вот один из таких как-то мне рассказал после беседы со старцем: «Вы знаете, я даже не понял до конца, что он мне говорит, он как-то невнятно бормотал». Я говорю: «А что вы хотели, лекцию от него услышать? Он сказал вам то, что сказал, подождите». Сейчас он постоянно приезжает исповедоваться к этому старцу. Значит, был какой-то реальный ответ, и это никакая не магия — здесь просто сила молитвы.

А для того чтобы у наших священников была такая сила молитвы, у них должен быть особый образ жизни. Они никогда не должны останавливаться на месте, они должны постоянно расти духовно, а прихожане, с которыми они общаются, в каком-то смысле должны им в этом помогать. Дружная христианская община, несомненно, помогает священнику духовно расти, а компетенция священника — это его личная духовность, сила молитвы и приходящая в связи с этим житейская мудрость.

(Ответы Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с молодежью на II Международном православном студенческом форуме 13 октября 2016 года)

Цитаты взяты с сайта patriarchia.ru

Портал Учебного комитета

Запись опубликована в рубрике Публикации с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.